Контакты
Контакты: S_K_Y_P_E

Андрей Архангельский: Медаль "Я пережил лето-2010"

Приезжаешь из отпуска и стыдно смотреть в глаза коллегам: "знаешь, как мы тут", "мы выстояли" - написано на непокоренных лицах; чувствуешь себя предателем. И понимаешь: жизнь в России, и не только летом, по-прежнему воспринимается как подвиг.
От желания как-то морально воздать коллегам мысль плавно переходит к тому, чтобы воздать всем москвичам, пережившим все это тут. Потому что, несмотря на массовое бегство в начале августа, кто-то в Москве все-таки оставался (в основном, старики и гастарбайтеры), и они терпели тут все это. Здесь уже недалеко до восхваления вообще всех россиян: за то, что они тут просто были - пока горело, рушилось и текло все это. Можно смело учреждать памятный знак или медаль "Я пережил лето-2010" и в зависимости от региона добавлять: "в Москве", "в Удмуртии" и т.д. Впрочем, учитывая, что зима тоже может быть аномальной, как и весна, и осень, можно вводить посезонные медали: "Я пережил весну-2011", "Я пережил осень-2012" и награждать ими поголовно ВСЕХ.

Впрочем, чтобы избежать разорения казны и бюрократических проволочек, можно сразу учредить памятный знак "Я живу в России". Медаль хороша тем, что у нее нет никаких ограничений и ею можно награждать и стариков, и младенцев, и работников зарубежных посольств, и гастарбайтеров, и оппозиционеров, и членов "Единой России" - при условии, что они лето, а также большую часть жизни провели здесь, а не где-нибудь еще.

Национальная матрица, что-то неуловимо-корневое по-прежнему заставляет нас воспринимать жизнь в России как подвиг, и не только летом или там зимой. Неоднократно уже было замечено - и это особенно хорошо понимаешь за границей - что жизнь в России не живут, а претерпевают, терпят, переживают. Европу тоже затопило, но ощущения катастрофичности нет: закончится эта беда, и все опять будет спокойно, и по лицам видно, что будет. В России ждут очередных бед - и они приходят. И никакие зарплаты, машины, квартиры и удобства не изменили в сознании граждан этого фундаментального ощущения. Надсадные заклинания СМИ: "в Москве побит еще один температурный рекорд... еще один... двадцать один" - нашли чему радоваться, казалось бы - тем не менее вполне укладываются в рамки этой модели жизни-подвига, поскольку совершающим ежедневный подвиг жизни нужно чем-то гордиться.

"Камеры Путина" будут фиксировать этапы восстановления сгоревших деревень (фото: ИТАР-ТАСС)

Школьный стишок про 11 глаголов исключения II спряжения: "гнать, держать, смотреть и видеть, дышать, слышать, ненавидеть, и зависеть, и вертеть, и обидеть, и терпеть" - это и есть описание матрицы России. В России невозможно "просто жить" - нужно гнать, подталкивать жизнь, как в песне у Высоцкого: "шар земной мы вращаем локтями - от себя, от себя". Подталкивать ход времени, поддавать - иначе кажется, что оно топчется на одном месте. Это все характерно для китайской и индийской цивилизаций, как их рассматривал Гегель в "Философии истории". Иные цивилизации рождаются, живут и умирают - а эти существуют вечно, но как бы вне времени: они не осуществляются, не одухотворяются, не раскрываются до конца, и поэтому не умирают, потому что умирать, так сказать, еще нечему.

И в этом смысле природные катаклизмы - масштабные и не очень - даются для того, чтобы мы как бы не скучали. Тем, кто живет вечно, скучно жить, и поэтому катаклизмы нужны, чтобы подтверждать факт своего существования: жара нас палит, дожди нас поливают - значит, мы существуем! Значит, мы есть.

Чиновники как будто знают эту тайну - что природные катаклизмы на самом деле очень нужны, потому что иначе чем бы мы все занимались?.. Именно поэтому, несмотря на то, что все знают, что будет зима, лето, весна и т.д., никто и никак не готовится в техническом смысле к борьбе с катаклизмами. Точно так же истовый Игрок играет не с соперниками, а с самой Фортуной, Везением, Фатумом, потому что так интереснее. Раньше болота осушали, а теперь массово подтопляют, но когда об этом заходят очередные дискуссии, видно, что спорящие одинаково сомневаются в эффективности и тех, и этих, прямо противоположных, мер, и про себя все уверены: горело, горит и будет гореть впредь. Затапливало - и будет впредь. Почему это так - строго говоря, неизвестно, но почему-то понятно, что так будет всегда.

Нынешнее лето подарило новое чудесное выражение - "камера Путина": так люди называют видеокамеры, которые устанавливают в местах, где сгорели поселки. Видеокамеры (теперь еще и передвижные) будут бесстрастно фиксировать этапы восстановления - к ноябрю все должно быть построено. Эти камеры - подобие "государевого ока", словно списаны с романов Владимира Сорокина. В силу многозначности русского языка словосочетание одновременно означает и контроль, и профилактику, и даже возможное наказание за неисполнение.

Эти видеокамеры на самом деле замена морали, совести и этики: ничто другое, никакие людские страдания и беды не могут, судя по всему, заставить чиновников проявить человечность и солидарность с погоревшим народом. Никакой другой внутренний ограничитель не может заставить их не воровать или не затягивать строительство - и поэтому гаджет-совесть нужно расставлять через каждые сто метров по всей стране. Или даже через пятьдесят.

  1. У Вас есть вопрос ? Мы готовы ответить !
  2. (Обязательно)
  3. (Ваш email )